Заказать звонок

Спасибо!

Ваше сообщение успешно отправлено!

Юридическое сопровождение
интернет-проектов

Офшоры и внешнеэкономические сделки: преимущества и подводные камни

Книга «Закон стартапа»:
  1. Стартапер vs. предприниматель
  2. Выбираем форму
  3. Регистрация
  4. Корпоративное управление
    Как юридически строится компания
  5. Текущая работа
    Договоры и как они работают
    Как проверить партнера по открытым источникам
  6. Налоги
    Что платит IT-бизнес в России?
  7. Государственная поддержка
  8. Цикл стартапа
    Как (в общем) работает венчурное инвестирование
  9. Венчурные сделки
  10. Венчурные фонды
  11. Интеллектуальная собственность
  12. Офшоры и ВЭД
    Преимущества и подводные камни офшоров
Право по своей сути национально: оно относится к отдельным странам. Право даже соседних государств может очень сильно отличаться. Какие принципы здесь действуют?
  1. Публичное право (например, уголовный кодекс) действует на определенной территории. Обычно это территория государства – суша, подземные и воздушные объекты (включая военные корабли за границей), территориальные воды. Например, если граница проходит по реке, одно и то же действие возле одного берега может считаться преступлением, а возле другого – нет.

    Такой подход эффективен, поскольку уголовное право обычно «работает» с фактами совершенных преступлений, которые легко привязать к определенной территории. В некоторых ситуациях бывают сложности – например, компьютерные преступления не всегда одинаково урегулированы, и то, что в одной стране запрещено, в другой может быть легальным. Поэтому правоохранительным органам приходится выманивать хакеров на свою территорию, чтобы задержать и предъявить обвинения.

  2. С частным правом сложнее. Во-первых, право собственности и подобные вещные права регулируются правом страны, в которой находится имущество. Так, иностранец может продать недвижимость в России только по российским законам (с регистрацией сделки в Росреестре).

  3. Статус физического лица, его права и обязанности определяются в соответствии с личным законом. Личный закон зависит от гражданства или места жительства.

    Так, иностранный гражданин не должен служить в российской армии (применяется личный закон по принципу гражданства). При этом иностранный гражданин, постоянно проживающий в России, является налоговым резидентом. Это означает, что он должен платить налоги в России (действует принцип места жительства).

  4. Но как быть с юридическими лицами? К ним обычно применяется личный закон по принципу места регистрации. По сравнению с получением гражданства зарегистрировать юридическое лицо в чужой стране обычно проще. Так у предпринимателей появляется возможность выбора: можно зарегистрировать компанию в стране с подходящим корпоративным и налоговым законодательством.
Если предприниматели из разных стран заключают договор, они могут выбрать право, которое будет применяться к сделке, и суд, который будет разрешать возникающие споры. При этом и право, и суд могут относиться к третьей стране – например, Лондонский арбитраж (LCIA) и английское право могут применяться к сделке с участием предпринимателей из России и Казахстана.

Офшоры и оншоры

В последние десятилетия – с развитием Интернета, упрощением визового режима, удешевлением перелетов – путешествовать (как реально, так и виртуально) стало гораздо проще, равно как и вести бизнес, не привязанный к определенному физическому проживанию.
Предприниматель открыл производство низковольтного электрического оборудования с использованием следующей структуры: его товар производился в Китае, управляющая компания была зарегистрирована дистанционно в Гонконге, там же подавалась вся отчетность. Товар направлялся из Китая с помощью логистических брокеров на склад «Амазон.ком». Оборудование продавалось через витрину «Низковольтные приборы». Интернет-гигант самостоятельно обрабатывал заказы, осуществлял доставку и возврат покупателям. Сам предприниматель (владелец бизнеса) и несколько его сотрудников жили в США.

Доступ к интернет-магазину предприниматель осуществлял с планшета. Однажды он купил такой же планшет сыну, а чтобы различать их, на своем планшете поменял название устройства в системе: со своего имени на «baba» («папа» – по-китайски). Однако автоматически поменялось и имя в аккаунте на «Амазоне» Интернет-магазин счел это подозрительным и заблокировал продажи до тех пор, пока предприниматель не подтвердит смену имени (которой фактически не было). Добиться от техподдержки иного ответа предпринимателю не удалось.

Складские запасы, переводы, логистика, зарплата – все было заблокировано около месяца, пока предприниматель не смог достучаться до одного из топ-менеджеров. Только после этого проблему удалось разрешить.
Многие современные предприниматели воспринимают государство как услугу по аналогии с булочной: выбрать можно ту, которая дешевле и вкуснее, а не ту, которая ближе к дому. Этот феномен называется конкуренцией юрисдикций.
«С услугами все просто. Ты выбираешь ту, которая лучше, удобнее, дешевле: можешь пойти в эту булочную, а можешь – в другую. И выбор – с точки зрения перетока капиталов, бизнесов, информации и людей – определяется простой экономикой. Решая, где открыть офис и вести бизнес, мы просто считаем издержки и выгоды разных юрисдикций: Москва, Атланта, Лондон, Прага и т. д. Понятно, что учитывается множество факторов, но в первую очередь – уровень сопротивления бизнес-среды». (Дмитрий Денисов, «Бизнес-журнал»)
Продолжая мысль автора: разумеется, самые вкусные булочки – в специализированной частной булочной, а не в той, которая крупнее и расходует ресурсы на булочки для аллергиков, социальные булочки (невкусно, зато бесплатно) и вооруженную охрану. Другими словами, социальные функции, содержание армии и прочие расходы делают крупные государства априори неэффективными на рынке юрисдикций. И наоборот, микрогосударства с небольшим населением уже давно осознали свои преимущества, оптимизировав налогообложение, регистрацию фирм и требования к отчетности. Причем некоторые из них зашли очень далеко в этой бизнес-оптимизации.

В то время как традиционные торговые державы вроде Швейцарии, Нидерландов и Гонконга привлекали предпринимателей низкими налогами и отсутствием формальностей, получившие независимость (и резко обедневшие) экс-британские колонии стали соревноваться в бескомпромиссном привлечении капитала со всего света. Так появились офшоры – страны, не взимающие налогов с нерезидентов и гарантирующие владельцам компаний полную анонимность. Каймановы острова, Белиз, Британские Виргинские острова – про эти страны все слышали, но отнюдь не все владельцы офшоров смогут найти их на карте.

Два описанных типа комфортных юрисдикций называют «оншорами» и «офшорами». К оншорам относят страны, не предоставляющие специальный режим нерезидентам. Как правило, в этих странах предпочитает работать легальный бизнес, не привязанный к локации. Например, если компания (предположим, интернет-магазин) работает по всему миру, логично, что головной офис будет открыт в стране с наиболее благоприятным режимом. Оншоры не используют для ухода от налогов или для укрытия теневых капиталов.

Офшоры, в отличие от оншоров, предлагают нулевой налог на прибыль для нерезидентов, то есть для фирм, не ведущих фактической деятельности в офшоре. Предприниматель может накачивать офшорную фирму деньгами и при этом не платить никаких налогов на доход или прибыль. Впрочем, есть некоторые нюансы.
Вася открыл ООО «Ромашка» в Москве и фирму «Vasilek, Ltd» на Кипре (с недавних пор Кипр перестал быть офшором). Затем он продал 100% долю «Ромашки» «Васильку». «Ромашка» стала на 100% принадлежать кипрской фирме.

ООО «Ромашка» получила прибыль в размере 100 ₽. С них она должна заплатить налоги в России (например, по УСН – 15%). Затем, если «Ромашка» выплатит оставшуюся сумму в качестве дивидендов «Васильку», последний заплатит небольшой налог на дивиденды (около 10%). В итоге, от 100 ₽ останется около 76 ₽. В целом такая схема вполне законна, но не очень прибыльна. Если «Ромашка» ведет бизнес в России, ей выгоднее оставлять здесь деньги и никуда их не выводить.

Теперь представим, что Вася открыл офшор – фирму «Nezabudka, Ltd» – в Белизе. Он заключает между «Ромашкой» и «Незабудкой» какой-нибудь договор: например, лицензионный договор об использовании товарного знака (товарный знак «Ромашка» принадлежит компании, находящейся в Белизе; ООО «Ромашка» использует его по возмездной лицензии). Соответственно, всю прибыль «Ромашка» передает в Белиз в качестве оплаты товарного знака. В России она не платит налогов, поскольку у нее нет прибыли. В Белизе «Незабудка» тоже не платит налогов, поскольку она не резидент (не ведет деятельности в Белизе).
Нулевой налог на прибыль невозможно поддерживать, если компании в офшоре не обладают анонимностью. Ведь, как мы уже знаем, выводить дивиденды в офшор невыгодно (налог при этом может составить до 30%). Выгодно сделать вид, что компания в офшоре является независимой (у нее другие владельцы), и заключить с ней договор, по которому российская компания будет расходовать деньги (снижая таким образом свою прибыль), а офшор будет зарабатывать (ведь он не платит налог с прибыли). Например, российская фирма платит офшору за пользование товарным знаком: фирма тратит деньги (уменьшая прибыль и налоги), офшор получает доход (и ничего за это не платит). Деньги перетекают за рубеж на счет офшора.

Однако в этом случае налоговая легко увидит, что данная сделка, по сути, является махинацией, совершаемой для ухода от налогообложения, ведь в ней участвуют две компании с одними и теми же собственниками, и цель здесь – не предоставление товарного знака, а уход от налогов. Поэтому компании в офшорах часто создаются анонимно, а директором и даже участником могут быть номинальные местные сотрудники – впрочем, в последнее время это уже не помогает против налогового и тем более уголовного преследования со стороны влиятельных стран. 

eced69f.jpg

Использование офшоров для неподготовленного предпринимателя приносит больше проблем, чем реальной пользы.

Первая проблема: офшор в сделке – это маркер, который сразу отпугнет все организации с государственным участием, некоммерческие организации, а также вызовет серьезные вопросы у налоговой инспекции и банков.

Вторая проблема: офшор легко потерять: в силу проблем с островными властями или из-за козней номинальных владельцев.

Третья проблема: деньги, лежащие в офшоре, надо на что-то тратить, и при попытке перевести их в цивилизованную юрисдикцию снова возникает первая проблема.

Что касается оншора, то это вполне легальный инструмент в сделках. Он позволяет осуществлять более беспроблемную логистику, упростить валютный контроль, а также в ряде случаев сэкономить на налогах. К тому же многие оншоры, так же, как и офшоры, относятся к бывшим британским колониям (Мальта, Кипр, Гонконг), а значит, в них действует common law (английское право). Использование такого оншора позволяет в полной мере пользоваться инструментами общего права (например, заключать продвинутые shareholders’ agreements – соглашения между акционерами), а также рассматривать споры в британских судах, славящихся своей неподкупностью (а также неподъемными сроками и стоимостью процесса).

В то же время иностранные компании (и офшоры, и оншоры) накладывают на предпринимателя ряд ограничений. Они закрывают доступ к программам государственных закупок, поддержки и субсидирования, кредитам в государственных банках и средствам государственных инвесторов. Преимущества сделок по общему праву также не безграничны: российский суд может отказаться исполнять решение иностранного арбитража.

Одним словом, если вы колеблетесь, не зная, что делать, — открывайте компанию в России. Хороший бухгалтер поможет отнести на расходы максимум затрат, и налоги не покажутся таким уж тяжким бременем. А иностранной юрисдикцией займется ваш финансовый директор (когда он у вас появится).

5a3c06444.jpg

Валютный контроль

За выводом денег из страны следят специальные уполномоченные организации. Контроль над финансовыми потоками называется валютным контролем. Его основная задача – перекрыть каналы безвозвратной утечки денег (в том числе в офшоры). Речь идет как раз о тех ситуациях, когда Вася по фейковому договору переводит деньги в Белиз (предыдущий пример).

С 2016 года валютный контроль в отношении предпринимателей осуществляют ФНС России и ФТС России, однако предприниматели редко сталкиваются с государственными органами в этой сфере. Дело в том, что в российской системе валютного контроля банки отвечают за проверку операций своих клиентов и, формально не являясь агентами валютного контроля, на практике часто блокируют подозрительные транзакции.

В очень общих чертах требования валютного контроля следующие:
  • нельзя оплачивать валютой сделки между российскими предпринимателями;
  • переводить валюту за рубеж следует через специальный счет в банке (транзитный или текущий валютный счет);
  • нельзя оплачивать внешнеэкономические сделки и принимать плату по ним, не имея оснований (в частности, договора и закрывающих документов).
На последнем пункте остановимся подробнее. При совершении операций внутри страны банки крайне редко запрашивают подтверждение (разве что по очень крупным сделкам). Вы можете перевести деньги контрагенту без каких-либо оснований – требуется лишь отправить в банк поручение осуществить платеж (платежное поручение). Правда, документы все равно потребуются для представления в налоговую службу, но их отсутствие само по себе не является основанием для отказа со стороны банка.

Во внешнеэкономических сделках порядок другой – разрешительный. Банк еще при открытии счета спросит, зачем он вам и чем вы планируете заниматься. А если на счет придет иностранный перевод без обоснования, банк может его отклонить. Основанием для одобрения платежа является договор с контрагентом. С 2014 года этот договор не обязательно представлять в оригинале или переводить на русский язык. Например, если ваша фирма создает мобильные приложения, то для обоснования поступлений от «Эппл» будет достаточно распечатанной оферты с их сайта.

Если сумма сделки превышает $50 тыс., банк потребует уже оригинал договора с иностранным контрагентом и специальный документ – паспорт сделки (по сути, описание требуемых валютных переводов). Паспорт сделки связан с другими внешнеэкономическими документами (таможенными декларациями, инвойсами), которые в совокупности подтверждают вашу налоговую благонадежность.

Обратите внимание: штрафы за нарушение некоторых правил валютного контроля (в том числе репатриации валюты) устанавливаются в размере, кратном сумме сделки.
Российская фирма продала офшорной компании несколько тонн своей продукции, которая была вывезена из страны, но деньги на счет так и не поступили. Орган валютного контроля (ФТС) оштрафовал фирму за нарушение правил репатриации на 100% суммы сделки.

Логика фирмы: «Нас оштрафовали несправедливо, ведь мы и так понесли убытки (контрагент отказался платить), а теперь еще таможня взыскала с нас столько же! Почему мы должны отвечать за то, что контрагент не исполнил договор, как обещал?»

Логика таможни: «Наверняка эта фирма на самом деле передала товар своему же офшору, чтобы продать его за рубежом и не платить налоги в России. Иначе почему они не взяли аванс, зачем вообще заключили договор с какой-то помойкой? Почему фирма не обратилась в суд и правоохранительные органы? Даже если она не связана с офшором, то сама виновата в правонарушении!
Впрочем, надо понимать: такой подход государственных органов – не то же самое, что «ходила в короткой юбке, значит, сама виновата». В большинстве случаев нарушители действительно понимают, что делают. Беда в том, что когда под раздачу попадают невиновные, шума поднимается столько, что он заглушает остальной информационный фон по теме.

Источник:  habrahabr.ru

Спасибо!

Пожалуйста, подтвердите подписку. Письмо отправлено вам на почту.

Следите за нашими новостями

Только полезные материалы.
Без спама

Сделано в Nowmedia
+7 495 647-48-61 info@zarlaw.ru
Консультант доступен в будни, 10:00–19:00 по Москве
Заказать звонок